wordpress themes.

Юрий Георгиевич Фельштинский, российско — американский историк

Несколько слов о книгах Волкогонова Д., ответ читателю

Written by admin on Август 30th, 2010. Posted in Заметки

Все книги  Волкогонова очень специфические. Когда началась перестройка, долго решали, кому «поручить» написание «прогрессивных» биографий советских лидеров, в духе перестройки. Выбор пал на генерал-полковника Волкогонова. И он быстро написал несколько томов: «Сталин» в 2-х томах (4-х книгах, 1989), переведенный чуть ли не на 20 языков (весь мир должен был увидеть, что в СССР началась перестройка); «Троцкий» в 2-х томах (1992), «Ленин» в 2-х томах (1994), «Семь вождей» в 2-х томах (1996). В 1995-м Волкогонов умер. Все книги вышли в издательства АПН («Новости»).

Почему выбор пал на Волкогонова? Потому что, с одной стороны, он был свой, номенклатурный автор. При этом он был человеком военным. Ему можно было по военному что-то приказать (делать-не-делать). Все-таки, Волкогонова пустили в архивы работать с материалами, которые раньше были для историков закрыты. Пустить туда гражданского историка было для тех, кто «пускал Волкогонова» абсолютно невозможно. С другой стороны, у Волкогонова была подходящая биография — он был сын репрессированных родителей. Отец был расстрелян. Мать умерла в ссылке. 9 ноября 1987 года Волкогонов опубликовал в «Литературной газете» статью «Феномен Сталина», ставшую лакмусовой бумажкой по проверке готовности населения к восприятию Волкогонова как автора новой биографии Сталина.

Интересна хроника издания. С изданием явно торопились, с одной стороны, и боялись издавать — с другой. Рукопись первого тома была сдана в набор в декабре 1988 г., но подписана в печать только в июне 1989 г. (и тогда же, в июне, был сдан в набор второй том). Издание было массовым (300 тысяч) и дешевым (2.90 за книгу, 11.60 за 4 книги в мягком переплете).

Теперь мы подходим к вопросу, который, уверен, у читателя давно на языке: кто «решал», кто «пускал». Решал первый заместитель председателя КГБ СССР Филипп Денисович Бобков, генерал армии (с 1987 года), руководитель 5-го Управления КГБ, по «защите конституционного строя», отвечавший за идеологию, т.е. за борьбу с демократией, демократами, диссидентами и прочее. Совершенно не в упрек Волкогонову (он правильно сделал, что согласился) следует, тем не менее подчеркнуть, дабы нас не считали наивными дурачками, что весь «проект Волкогонова» был гебешной операцией по созданию нового перестроечного «имиджа» Советского Союза.

Есть ли у нас тому доказательства (или все вышеописанное мои предположения)? Думаю, что доказательства есть два: одно прямое, другое — косвенное. Прямое — что в первом издании 2-томника (в 4-х книгах) «Триумф и трагедия. И. В. Сталин. Политический портрет» автор выражает «сердечную признательность товарищам, оказавшим ему бескорыстную помощь в подготовке книги, особенно… Бобкову Ф.Д.». Бобков, правда, не единственный, кого благодарит Волкогонов. Но в список «бескорыстных товарищей» Бобков мог попасть только потому, что он решал, будет или не будет Волкогонов работать в архивах с новыми материалами, т.е. будет или не будет Волкогонов писать эту книгу. Если бы идея написания книги исходила от Волкогонова, а не от Бобкова, Бобкова бы в этом списке не было. Косвенное указание на то, что проект Волкогонова по написанию биографии Сталина был гебешным, это то, что книга вышла в издательстве АПН (затем: «Новости»). АПН традиционно гебешное издательство (поправьте меня, если я ошибаюсь). Ну, понятное дело, что когда Волкогонов писал биографию Троцкого и Ленина, Бобков формально был уже выведен из КГБ (он «уволился» в январе 1991 года) и курировал своего старого агента Владимира Гусинского, создавшего при помощи Бобкова концерн «Мост» (подробнее об этом в первой главе книги «Корпорация: Россия и КГБ во времена президента Путина»). Так что повторных благодарностей от Волкогонова Бобков уже не получал.

Так вот, двухтомник Волкогонова о Троцком полезен читателю новыми архивными материалами из строго засекреченных фондов, но представляет собой именно попытку создания портрета, а не биографии Троцкого. Автор позволяет себе безответственные предположения и надуманные «альтернативные» ходы, например, что в случае победы Троцкого вся страна была бы превращена в ГУЛАГ, или, что, победив Сталина и дожив до ядерной эры, Троцкий не остановился бы перед применением оружия массового уничтожения для разрушения империализма. Ну, будем откровенны, так как всего этого не произошло, мы просто не знаем, произошло бы это или нет. К истории подобные размышления отношения не имеют и в книгу попадать не должы.

В дополнение ко всему этому Волкогонов допускает огромное количество фактических ошибок и неточностей, которыми пестрит буквально каждая страница его двухтомника.

Книга Волкогонова была встречена в штыки как «консерваторами», которые по традиции продолжают «ненавидеть» Троцкого, так и немногими, но весьма активными апологетами Троцкого в России. Показательно в этом смысле объемистое «критическое эссе», написанное «троцкистом» В.З.Роговиным (Волкогоновский Троцкий — Бюллетень Четвертого Интернационала, 1993, № 7, с. 189-210). Роговину принадлежит несколько небезынтересных книг по истории советского общества в 20-х — первой половине 40-х годов, объединенных общим названием «Была ли альтернатива?» (речь идет об альтернативе сталинскому курсу социального и политического курса развития страны). Все эти книги, однако, проникнуты безудержной апологетикой Троцкого и проистекающим отсюда догматизмом.

Так что на сегодня я все-таки советовал бы в качестве наиболее объективной и научной биографии Троцкого книгу Г. И. Чернявского, только что опубликованную в серии ЖЗЛ.

Юрий Фельштинский
30 августа 2010 г. Бостон

Trackback from your site.

Leave a comment

*

НОВЫЕ КНИГИ

Госкорпорация в России- кормушка для чиновников

ЮРИЙ ФЕЛЬШТИНСКИЙ о фильме «Покушение на Россию»

«Арест» после «Покушения на Россию»